Небо, Нурс, самолеты. Как в Щучине живет 8-месячный кот, который летает чаще многих белорусов

Небо, Нурс, самолеты. Как в Щучине живет 8-месячный кот, который летает чаще многих белорусов

Всего оценок: 0
«У всех коты как коты, а у нас — Нурс!» — говорят на бывшем военном аэродроме в Щучине. Здесь живет кот, который помимо прямых кошачьих обязанностей ловить мышей и умилять людей еще и летает на самолете! За свою жизнь (а парню всего 8 месяцев!) он совершил уже несколько полетов. И на этом, судя по всему, останавливаться не собирается.

Небо, Нурс, самолеты. Как в Щучине живет 8-месячный кот, который летает чаще многих белорусов




Хозяин Нурса — пилот Андрей Чернышов, руководитель объединения любителей авиации «Точный» — встречает нас около одного из ангаров бывшего аэродрома и сразу ведет знакомиться со своим необычным питомцем. Нурс в регионе уже стал настоящей знаменитостью! Правда, о своей известности кот не подозревает и так же, как и раньше, занимается ловлей мышей и старательно мурлыкает на коленях людей. В общем, делает все, что и положено хозяйскому коту. А вот летать стал случайно.





Нурс — один из главных на щучинском аэродроме



— Все просто. В ангаре завелись мыши. Я опасался, что они за зимний период погрызут провода, и мы решили завести кота. У моих знакомых в Лиде кошка принесла потомство, и я поехал прошлой осенью выбирать котенка. Нурс подошел ко мне первый. Так он и оказался в Щучине, — вспоминает Чернышов.

Кот, по словам авиатора, своенравный и самостоятельный. Поэтому и назвали его Нурсом.

— НУРС — неуправляемый реактивный снаряд. Ему эта кличка очень подходит, — смеется Андрей. А тот самый «неуправляемый реактивный» спокойно лежит на его коленях и очень похож на стандартного Мурзика. — Это он сейчас спокойный, а на самом деле чувствует себя здесь одним из основных персонажей.





По словам Андрея, кот постоянно рядом с авиаторами. У Нурса есть свой домик, но спать он предпочитает в ангаре — среди деталей и тряпок, пропахших авиационными топливом и смазкой. А еще любит отдыхать в кабине самолета.

Однажды в очередной полет Андрей взял кота. Ну как взял… Нурсик, неуправляемый и реактивный, мигом запрыгнул в кабину — и сидит, выходить отказывается, вспоминает авиатор. Говорит, кота выгонять не стал.

— Сначала Нурс немного помяукал, а потом успокоился и стал с интересом смотреть по сторонам, — говорит пилот.





Так и стали летать. Правда, есть одно условие: его берут в полет только тогда, когда Андрей вылетает один. Когда есть пассажиры, четырехлапому авиатору вход в самолет закрыт. Вопрос безопасности.

— Мало ли, занервничает.

Пока мы готовились к полету, Нурс бродил по своим наземным котячьим делам: важно обследовал территорию, проинспектировал самолет перед полетом — залез в кабину, затем выбрался оттуда и постоял на крыле. Убедившись, что все в порядке, и проводив самолет до взлетной полосы, удалился на охоту. Взлетающие самолеты кота нисколько не смущают. На шум двигателей животное никак не реагирует.





«Вместо пилотов тренирую кота»



Пока облетаем Щучин по периметру (летать над городом нельзя: нужно специальное разрешение), Андрей рассказывает, что авиация общего назначения в Беларуси переживает не самые лучшие времена.

— Все из-за принятия в 2018 году новых авиационных правил, согласно которым общественные объединения нашего профиля приравнивают к коммерческим структурам. Чтобы обучать пилотов, мы должны оформлять сертификат эксплуатанта воздушных судов, который выдается Департаментом по авиации Министерства транспорта и коммуникаций. Такие сертификаты есть, например, у больших авиакомпаний. Но отличие их от нас в том, что та авиация зарабатывает деньги, там готовят коммерческих пилотов, которые потом будут за плату перевозить грузы и людей!





Мы же готовили пилотов-любителей. Оплата шла на развитие малой авиации, поддержание техники в надлежащем виде и так далее. Сейчас обучение пилотов в общественных организациях не проводится. Мы просто административно не потянем этот сертификат. Должны быть задействованы большие административные ресурсы. Получается, что наши инструкторы, которые имеют огромный опыт и практику, остались ни с чем и теряют свою квалификацию. Некоторые уехали за границу, многие перешли на наземные работы. Я, например, сейчас не пилотов готовлю, а тренирую кота, — Андрей грустно улыбается.

×

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.